Как доказать убытки

А как доказать убытки?

  • Бизнес/ 23
  • Бизнес в жизни/ 19
  • Венчур/ 2
  • Маркетинг/ 22
  • Нефть и газ/ 59
  • Орг. технологии/ 14
  • Персонал/ 5
  • Право/ 7
  • Продажи/ 18
  • Производство/ 3
  • Стратегия/ 7
  • Технологии/ 24
  • Топливо/ 23
  • Торговля/ 2
  • Управление/ 25
  • Финансы/ 2
  • Фондовый рынок/ 6
  • Экономика/ 25

А как доказать убытки?

Ст.15 (солидарна со ст. 393) – важное дело по убыткам , которые трактуются как совокупность прямого ущерба и упущенной выгоды . Как суды по практике взыскивают убытки? По общему их видению, надо собрать все документы по дополнительным расходам в этот период и это будет принято в расчёт для доказательства. Конечно, суд точно установит всё пункты причинно-следственных взаимосвязей для доказательств убытков:

  • Факт причинения убытков;
  • Причинно-следственную связь между понесёнными убытками и ненадлежащими исполнения обязательств;
  • Надлежащее исполнение договорных обязательства со стороны Истца;
  • Действительно ли Истец принял все возможные меры к предотвращению убытков или уменьшению их размера;
  • Размер убытков, возникших у Истца в связи с нарушением ответчиков своих обязательств.

Но вот реальной экономики в судебных решениях почти нет. Суды применяют только бумаги понесённых расходов, которые НИКОГДА не отражают реальные потери бизнеса. Уж об упущенной выгоде и говорить не приходится (от заявлений её все судьи без исключения морщатся и никогда не присуждают – забудьте про это при обычном судебно-договорном обороте). Вот есть такие простые понятия в экономике: выручка, постоянные, переменные затраты, прибыль, BEP[1], DOL[2], запас безопасности. А в суде по экономическим спорам они пропадают.

Ведь если по чьей-то вине мое предприятие простояло (мне не поставили сырья), то по логике сегодняшней практики суда мои убытки состоят из суммы превышения цены этого сырья, которое я срочно закупил. Но позвольте, мое предприятие стояло из-за не поставки 10 дней в месяце. Десять дней «капали» постоянные затраты, а доходы были «0». А они в десятки раз превышают разницу в переменных затратах. Я перешёл в обратном направлении точку безубыточности, у меня отрицательный запас безопасности, при большом операционном рычаге (широкий угол) мои убытки растут в геометрической прогрессии. Я потерял миллион, а мне суд компенсирует 30 руб. разницы. Что-то не то.

Нет у судей правовой основы? Извините. В Методике прямо сказано: убытки могут рассчитываться либо согласно калькуляции, составленной Истцом, по ценам в регионе в исследуемы период, либо согласно калькуляции (смете, рабочему проекту), полученной от проектных организаций и/или Заказчиков для проведения данного или аналогичного вида работ, либо по конкретным платёжным поручениям, актам и пр.) по расходам и по разнесению всех общезаводских расходов по проекту на этапы работ, на основе принятой на предприятии базы распределения общецеховых затрат.

По «несудебной» практике базой распределения общецеховых затрат в подавляющем большинстве случаев является процент величины затрат на каждом этапе в общей совокупности затрат на каждом этапе.

Расчёт упущенной выгоды производится согласно п.10 Временной методики как “умножение часовой (дневной) производительности простоявшего цеха (участка, агрегата, станка) на длительность простоя в часах (днях), если имел место простой».

В расчёт для определения суммы ущерба и упущенной выгоды могут включаться также:

  • Расходы на «отрицательный договорной интерес» (расходы, которые понесены потерпевшей стороной в расчёте на то, что контрагент надлежащим образом исполнить свои обязательства по договору);
  • Расходы по оплате третьим лицам всех санкций в результате ненадлежащих действий контрагента по договору (как сами санкции, так и расходы, необходимые для возмещения убытков – постановление Президиума ВАС РФ от 19.12.95 № 6568/95);
  • Разумные расходы по оплате дополнительной заработной платы (с учётом отчислений на социальное страхование – п.11 Методики);
  • Разумные расходы, связанные с оплатой необходимых для восстановления нарушенного права юридических, консультационных и иных видов услуг;
  • Дополнительные расходы по оплате срочного заказа в результате неправомерных действий контрагента;
  • Расходы по вынужденному возврату имущества Ответчику (погрузке, доставке, хранению и пр.)
  • Дополнительные расходы на ремонт и обслуживание.

Применяют ли эти положения судьи? Нет. Особенно калькуляции и сметы понесённых постоянных расходов. Что делать? Прописывайте это прямо в договоре – свои правила расчёта убытков, основанные на калькуляциях и учёте постоянных затрат при простоях в работе предприятия по вине Ответчика.

Взыскание убытков в арбитражном суде

Порядок взысканию понесенных убытков в арбитражном суде.

Порядок возмещения закреплен в ст. 1064 ГК РФ, где указано, что причиненный личности, имуществу гражданина или юридического лица вред подлежит возмещению в полном объеме тем лицом, которое такой вред причинило.

Законом в определенных случаях обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Убытки представляют собой расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также не полученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Убыток нельзя путать с ущербом (ст. 165 УК РФ).

В состав убытков могут быть включены не только реальный ущерб или упущенная выгода, но и уплаченные ответчиком в пользу третьих лиц суммы обеспечительного платежа, штрафов, иных компенсаций в связи с невозможностью распорядиться своим имуществом (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 08.10.2013 г. № Ф03-4631/2013), поэтому истец с учетом конкретной ситуации спора должен предварительно оценить перспективы своего дела и возможные негативные последствия для ответчика, которые именно ему придется компенсировать в случае отказа в иске.

Отправной нормой в рассматриваемой области является ст. 15 «Возмещение убытков» ГК, к которой имеется прямая отсылка в ст. 393 ГК, закрепляющей обязанность должника возместить убытки. Согласно ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются реальный ущерб в имуществе и неполученные доходы (упущенная выгода). Данное деление убытков — их важнейшая классификация, которая влечет важные правовые последствия

Возмещение убытков в арбитражном процессе

Все риски ведения коммерческой деятельности ложатся на плечи предпринимателей. Однако если в образовании убытков виновен контрагент, они должны быть компенсированы в силу ст.ст.12, 15, 393 ГК РФ. Причем убытки – это не только уже потраченные деньги (реальные убытки), но и те расходы, которые потерпевший должен был получить, если бы этому не помешали противоправные действия виновного (упущенная выгода).

Убытки должны возмещаться в полном объеме независимо от того, заявлены ли другие требования (например, о взыскании процентов за пользование чужими деньгами). Однако закон или договор могут устанавливать право потерпевшего лица на возмещение убытков в меньшем размере (например, в процентном соотношении).

Доказывание реального ущерба и упущенной выгоды

Согласно п. 2 ст. 6 Основ гражданского законодательства в состав убытков входят расходы, понесенные потерпевшим, утрата или повреждение его имущества, а также неполученные доходы, которые он мог бы получить при обычных условиях оборота.

Таким образом, к упущенной выгоде (неполученным доходам) можно отнести все доходы, которые получила бы потерпевшая сторона, если бы обязательство было исполнено или причинитель вреда не совершил бы противоправной акции в отношении потерпевшего.

Взыскание наряду с реальным ущербом и убытков в виде упущенной выгоды есть реализация базового принципа гражданского права — полного возмещения убытков, что является необходимым условием функционирования любой экономической системы.

Поскольку доказывание всех составляющих убытков — как реального ущерба, так и упущенной выгоды — связано с весьма серьезными затруднениями и требует определенного времени и дополнительных затрат, изначально, главным образом для договоров купли-продажи, в зарубежном, а затем и в российском законодательстве появилась такая упрощенная форма определения возникающих убытков, которые исчисляются как разница между ценой, согласованной в договоре, и ценой, сложившейся на рынке на момент, когда не исполненное в срок обязательство подлежало исполнению согласно условиям договора.

Взыскание реального ущерба

Утерю или повреждение имущества (например, груза экспедитором), уменьшение его стоимости, дополнительные затраты на восстановление нарушенного права (например, на ремонт) закон относит к реальному ущербу.

Главное требование судов, исполнение которого приведет к удовлетворению иска, — это разумность и обоснованность понесенных истцом расходов. В противном случае суд воспользуется предоставленным ему законом правом и снизит размер взыскиваемой суммы.

Возмещение упущенной выгоды

Упущенной выгодой считаются неполученные доходы, которые компания имела все шансы получить при обычных условиях ведения своей деятельности, а также извлеченные виновным доходы в результате своего противоправного поведения.

Упущенную выгоду взыскивать гораздо сложнее, чем реальный ущерб. Перед обращением в суд закон предписывает потерпевшему принять меры и подготовиться к получению упущенной выгоды. Иными словами, надо показать суду, что у истца действительно были предпосылки для получения доходов. Например, в качестве доказательств суду могут быть представлены сведения о прибыли, полученной до и после нарушения прав истца.

Расходы, понесенные потерпевшим для приготовления к получению упущенной выгоды, не возмещаются. Таким образом, упущенная выгода состоит из неполученных доходов за вычетом расходов на их получение.

Анализируя основные виды убытков в гражданском праве, следует обратить внимание и на моральные убытки, случаи возмещения которых также предусмотрены законом. В этом контексте необходимо сказать, что терминология ГК РФ в отношении моральных убытков является иной, в частности, говорится о компенсации морального вреда (ст. ст. 151, 1099, 1100 ГК). Однако правовой механизм такой компенсации во многом схож с возмещением убытков. Особенностью подобного рода убытков является то, что компенсацию морального вреда нельзя отождествлять с имущественной ответственностью. Цель компенсации — не компенсировать денежные потери потерпевшего, а загладить моральный вред.

Преддоговорная ответственность

Недобросовестное ведение переговоров влечет за собой ответственность в виде обязанности возместить потерпевшей стороне убытки:

  • за разглашение конфиденциальной информации, полученной в ходе переговоров;
  • за утрату возможности заключить договор с третьим лицом;
  • за расходы на ведение переговоров.

Досрочное расторжение договора

Если должник допустил существенное нарушение договора, обычно это является основанием для его досрочного расторжения кредитором. Нередко последний вынужден заключать другое соглашение взамен сорванного договора. Если цена замещающей сделки окажется выше, возникают убытки – разница между расторгнутым и новым договором (ст. 393.1 ГК РФ).

При разрешении споров судебная практика исходит из положения о том, что убытки возникают даже в случае, если замещающее соглашение не заключено. Тогда убытками считается разница между ценой расторгнутого соглашения и рыночной текущей ценой на аналогичные товары (работы, услуги).

При этом потерпевший может потребовать возмещения и других убытков, не связанных с ценовой разницей.

Возмещение убытков директором

Согласно действующему законодательству директор компании должен добросовестно и разумно вести коммерческую деятельность. Нарушение этой обязанности зачастую приводит к убыткам общества, которые должны возмещаться за счет личных средств директора.

Читать еще:  Как получить карту тинькофф блэк

Такое правило установлено, в частности, ст. 44 Закона об ООО.

В качестве примера можно привести нецелевое расходование денежных средств компании без хозяйственной необходимости в личных интересах директора; заключение директором договоров между компанией и самим собой с единственной целью – извлечь собственную выгоду и т.д.

Необходимые условия для взыскания убытков

Другой характерной чертой упущенной выгоды можно назвать и то, что возможность ее взыскания зависит от специфики конкретных правоотношений, а именно: она возникает только в условиях коммерческого использования имущества и в отношениях некоммерческих, например при безвозмездной передаче имущества в пользование, возмещение убытков вероятно только в рамках положительного ущерба.

Следует учитывать, что для применения ответственности в виде взыскания убытков, предусмотренной статьями 15 и 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, необходимо доказать наличие состава правонарушения, включающего в себя:

  1. факт наступления вреда;
  2. противоправность (незаконность) поведения причинителя вреда. Докажите, что контрагент совершил неправомерные действия либо неправомерно бездействовал: не исполнил договор либо исполнил ненадлежащим образом. В частности, не вернул долг, вернул его не вовремя, повредил или присвоил ваше имущество, самовольно им распорядился, не передал оплаченный товар.
  3. вину причинителя вреда. Устанавливается автоматически в случае доказывания п. 1 и 2.;
  4. причинно-следственную связь между действиями причинителя и наступившими у лица неблагоприятными последствиями. Докажите, что ваши убытки возникли именно из-за противоправного поведения контрагента. Иначе суд откажет в иске. Верховный суд упростил порядок доказывания причинно-следственной связи. Если убытки – обычное последствие допущенного должником нарушения обязательства, то доказывать причинную связь не нужно.
  5. доказанность размера убытков. Докажите размер имущественных потерь, которые хотите возместить. Для этого обоснуйте суду, сколько нужно денег, чтобы восстановить положение, в котором вы бы находились, если бы контрагент надлежащим образом исполнил договор (абз. 2 п. 2 ст. 393 ГК). Представьте расчет взыскиваемой суммы, если это необходимо.

Доказывание убытков в арбитражном процессе

Обращаясь в суд с требованием о возмещении убытков, истец доказывает:

  • факт нарушения его прав. Например, нарушение обязательств по договору его контрагентом (в этом случае вина должника презюмируется);
  • непосредственную причастность ответчика к возникновению убытков;
  • причинно-следственную связь между причиненными убытками и действиями ответчика;
  • ориентировочный размер убытков. Недоказанность размера причиненного ущерба не относится к основаниям, позволяющим отказать в иске (Определение ВС РФ от 8.11.2016 г. № 78-КГ16-48). Если суд не согласен с представленным истцом расчетом, он должен принять во внимание все обстоятельства дела, в том числе представленный ответчиком контррасчет.

Кроме того, ответчик может доказывать, что:

  • истец каким-либо образом содействовал увеличению убытков (например, просрочил исполнение своих обязательств);
  • истец не принял должных мер для уменьшения убытков;
  • к возникновению убытков ответчик непричастен, например, из-за наступивших форс-мажорных обстоятельств.

Самое важное в процессе – обеспечить позиции сторон надлежащими доказательствами. Так, суду можно представить:

  1. договор,
  2. акты о выявленных недостатках, подписанные обеими сторонами договора,
  3. результаты экспертизы,
  4. документы, подтверждающие наличие расходов и т.д.

Выиграет та сторона, которая соберет достаточные доказательства своей правоты, убедительно отстоит свою позицию перед судом и опровергнет аргументы противника.

Как рассчитать убытки при прекращении договора

Если при расторжении договора в результате его неисполнения или ненадлежащего исполнения у вас возникли убытки, рассчитать их можно следующим образом (п. п. 1, 2 ст. 393.1 ГК РФ):

  1. Если вы заключили взамен нарушенного договора аналогичный (замещающий), то расчет производится исходя из разницы в цене этих договоров. Имейте в виду, что замещающий договор (договоры) должен быть с аналогичным исполнением, то есть заключен на сопоставимые товары, работы, услуги.
  2. Если замещающий договор не заключался, то расчет производится исходя из разницы между ценой прекращенного договора и средней рыночной ценой на аналогичные товары, работы, услуги.

При этом определить текущую цену нужно (п. 2 ст. 393.1 ГК РФ):

  • на момент прекращения договора;
  • в месте, где должен был быть исполнен договор;
  • на сопоставимые товары, услуги, работы.

Если установить эту цену в месте исполнения договора нельзя, допустимо использовать цену, которая применялась в другом месте и может служить разумной заменой с учетом транспортных или иных расходов (п. 2 ст. 393.1 ГК РФ).

Потери от инфляции при возмещении убытков

Потери от инфляции не могут являться убытками в традиционном их правовом понимании, закрепленном в ст. 15 ГК, как последствия правонарушений. Неприменимыми в данном случае будут и основные условия возмещения убытков, такие как вина и причинно-следственная связь. Также понятно, что совершенно иначе определяются потери от инфляции, которые зависят от ее роста и вида, а также от причин ее возникновения.

Взыскание и возмещение реального ущерба

Возмещение реального ущерба

Продолжаем говорить о возмещении убытков. В этот раз остановимся более подробно на возмещении реального ущерба.

1. Что такое реальный ущерб и как он возникает.

Если кратко, то реальный ущерб – это один из видов убытков, наряду с упущенной выгодой .

Исходя из пункта 2 статьи 15 ГК РФ, реальный ущерб — расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, а также утрата или повреждение имущества лица.

В соответствии со статьей 393 ГК РФ, Должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

При этом (пункт 2 статьи 307 ГК РФ), обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в ГК РФ. В качестве иных оснований статья 8 ГК РФ («Основания возникновения гражданских прав и обязанностей») указывает: решения собраний, акты государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей; события, с которыми закон или иной правовой акт связывает наступление гражданско-правовых последствий и др.

2. Что и как доказывать при взыскании реального ущерба.

При заявлении требования о возмещении реального ущерба истец столкнется с необходимостью доказывать:

а) противоправность действий (бездействия) ответчика,

б) факт причинения ущерба и его размер,

в) причинно-следственную связь между действиями (бездействием) ответчика и наступившим ущербом.

Вид и объем доказательств, которые необходимо собрать истцу, будет зависеть от того, в чем состоит причиненный ущерб – повреждено или утрачено имущество, произведены какие-либо выплаты и др.

Согласно пункта 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», При разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 ГК).

Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п.

При доказывании факта и размера ущерба следует принимать во внимание также положения п. 49 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в соответствии с которым «При рассмотрении дел, связанных с возмещением убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, необходимо учитывать, что в соответствии со статьей 15 подлежат возмещению как понесенные к моменту предъявления иска убытки, так и расходы, которые сторона должна будет понести для восстановления нарушенного права.

Поэтому, если нарушенное право может быть восстановлено в натуре путем приобретения определенных вещей (товаров) или выполнения работ (оказания услуг), стоимость соответствующих вещей (товаров), работ или услуг должна определяться по правилам пункта 3 статьи 393 Кодекса и в тех случаях, когда на момент предъявления иска или вынесения решения фактические затраты кредитором еще не произведены.»

Напомним, согласно п.3 ст. 393 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, — в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения.

3. Что необходимо учесть при взыскании реального ущерба?

Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере (п.1 статьи 15 ГК РФ). Данную норму следует рассматривать во взаимосвязи с положениями статьи 400 ГК РФ («Ограничение размера ответственности по обязательствам»): 1. По отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность). 2. Соглашение об ограничении размера ответственности должника по договору присоединения или иному договору, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя, ничтожно, если размер ответственности для данного вида обязательств или за данное нарушение определен законом и если соглашение заключено до наступления обстоятельств, влекущих ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

Примеры ограничения законом размера ответственности должника:

а) Наследник (правопреемник) участника полного товарищества несет ответственность по обязательствам товарищества перед третьими лицами, по которым в соответствии с пунктом 2 статьи 75 ГК РФ отвечал бы выбывший участник, в пределах перешедшего к нему имущества выбывшего участника товарищества (статья 78 ГК РФ).

б) В соответствии со статьей 354 Кодекса торгового мореплавания, ограничивается ответственность судовладельца и спасателя по требованиям, предусмотренным статьей 355 КТМ.

в) Если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. Законом или договором могут быть предусмотрены случаи: когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков; когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки; когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки. Пример «штрафной неустойки» содержится в п.6. статьи 17 ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» №164-ФЗ: в случае, если за несвоевременный возврат предмета лизинга лизингодателю предусмотрена неустойка, убытки могут быть взысканы с лизингополучателя в полной сумме сверх неустойки, если иное не предусмотрено договором лизинга.

Обращаем внимание, что проценты за пользование чужими денежными средствами (статья 395 ГК РФ) всегда носят зачетный характер, то есть убытки взыскиваются только в части, не покрытой суммой этих процентов (п. 2 ст. 395 ГК РФ, п. 50 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996).

Читать еще:  Банка эмитента что это

Убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием (статья 16 ГК РФ).

4. Некоторые выдержки из судебной практики для иллюстрации вышеизложенных положений.

1) Недоказанность причинно-следственной связи при взыскании ущерба. Суд отменил принятые по делу судебные решения в части взыскания с покупателя-должника денежных средств в возмещение реального ущерба и упущенной выгоды по договору репо, указав, что продавец-кредитор не доказал возникновение убытков вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обязательств по возврату ценных бумаг ( Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 февраля 2013 г. N 13893/12) .

2) Требование о возмещении убытков, причиненных истцу в связи с ненадлежащим хранением имущества, изъятого федеральным органом исполнительной власти, удовлетворено, поскольку передача такого имущества указанным органом на хранение третьему лицу не освобождает Российскую Федерацию от ответственности за убытки, причиненные вследствие необеспечения федеральным органом исполнительной власти надлежащего хранения изъятого имущества. При этом реальный ущерб рассчитан истцом как разница между закупочной ценой и ценой фактической реализации испорченных овощей, а упущенная выгода — исходя из цены реализации овощей надлежащего качества, существующей на рынке, за вычетом закупочной цены овощей и транспортно-заготовительских расходов (Из Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами, Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 мая 2011 г. N 145 ).

3) На основании части 1 статьи 161 Жилищного кодекса Российской Федерации управление многоквартирным домом должно обеспечивать благоприятные и безопасные условия проживания граждан, надлежащее содержание общего имущества в многоквартирном доме, решение вопросов пользования указанным имуществом, а также предоставление коммунальных услуг гражданам, проживающим в таком доме. Исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства в совокупности и взаимосвязи, суд установил, что повреждение имущества истца произошло вследствие аварии на трубопроводе системы холодного водоснабжения. При таких обстоятельствах суд правомерно удовлетворил иск Общества, взыскав в его пользу с домоуправляющей компании 160 489 рублей 06 копеек реального ущерба и 87 405 рублей 69 копеек упущенной выгоды ( Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13 марта 2014 г. N Ф01-13568/13 по делу N А43-7800/2013 ).

4) Судами не дана должная оценка доводам ответчика относительно причинной связи между действиями ответчика и наступлением последствий в виде причинения вреда истцу. Из Технического заключения следует, что в качестве причины столкновения тепловоза с вагонами, повлекшего возникновение ущерба у истца, указано наличие нарушений не только в действиях (бездействиях) ответчика, но также и заказчика, который по условиям заключенного с ответчиком договора обязуется давать ответчику указания по использованию тепловоза. При таких обстоятельствах принятые по делу решение и постановление не могут быть признаны законными, в связи с чем, подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции для рассмотрения заявленных требований по заявленным основаниям, установления фактических обстоятельств дела, исследования и оценки представленных по делу доказательств. ( Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 18 марта 2014 г. N Ф05-1704/14 по делу N А40-87016/2013 ).

5) Ссылка заявителя кассационной жалобы в лице конкурсного управляющего на невозможность определения размера убытков ввиду того, что договор, заключенный с участником долевого строительства, не был расторгнут, судом кассационной инстанции не принимается, поскольку положения Закона о банкротстве не содержат запрета на определение размера убытков в виде реального ущерба и в том случае, если участник строительства не отказался от исполнения договора. Кроме того, в ст. 201.6 Закона о банкротстве внесены изменения, с учетом которых участники строительства в части требований о передаче жилых помещений имеют право участвовать в собраниях кредиторов и обладать числом голосов, определяемым исходя из суммы, уплаченной участником строительства застройщику по договору, предусматривающему передачу жилого помещения, и (или) стоимости переданного застройщику имущества, а также размера убытков в виде реального ущерба, определенного в соответствии с п. 2 ст. 201.5 Закона о банкротстве. Все это в совокупности свидетельствует о том, что наличие у участника строительства требований о передаче жилых помещений и наличие нерасторгнутого договора долевого участия в строительстве не является препятствием для установления размера убытков в виде реального ущерба. ( Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 18 февраля 2014 г. N Ф09-3448/12 по делу N А50-14741/2010 ).

Взыскание убытков организации в арбитражном суде

Jurist_arbitr — 15/04/2011 01/08/2016

Убытки в арбитражном процессе – понятие и состав.

Для начала стоит определиться, что включает в себя понятие “убытки” согласно действующему законодательству. Вопрос возмещения вреда регулируется статьей 15 Гражданского кодекса, согласно которой: юридическое или физическое лицо, если его право нарушено, вправе требовать возмещения причиненных ему убытков в полном объеме, если законом (договором) не предусмотрено возмещение в меньшем размере.
Убытки – это расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества – реальный ущерб, а также неполученные доходы, которые это лицо должно было бы получить при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не нарушили – упущенная выгода.

Общие положения о возмещении вреда регулируются главой 59 Гражданского кодекса. Согласно ст. 1064 ГК РФ, причиненный личности, имуществу гражданина или имуществу юридического лица вред подлежит возмещению в полном объеме тем лицом, которое такой вред причинило. Законом в определенных случаях обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.
Причинившее вред лицо, освобождается от его возмещения, если сможет доказать, что вред причинен не по его вине. Законом, иногда, предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Необходимые условия для взыскания убытков

Следует учитывать, что для применения ответственности в виде взыскания убытков, предусмотренной статьями 15 и 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, необходимо доказать наличие состава правонарушения, включающего в себя:

  • факт наступления вреда;
  • противоправность (незаконность) поведения причинителя вреда;
  • вину причинителя вреда;
  • причинно-следственную связь между действиями причинителя и наступившими у лица неблагоприятными последствиями;
  • доказанность размера убытков.

Вместе указанные пункты образуют состав правонарушения (убытков) . Недоказанность в суде хотя бы одного из этих условий влечет за собой отказ в удовлетворении исковых требований о возмещении ущерба.

Суды, арбитражные суды, ссылаясь на ст. ст. 12 и 15 ГК РФ, указывают, что убытки – это негативные имущественные последствия для лица, возникающие вследствие нарушения причинителем вреда имущественных либо не имущественных прав. Возмещение убытков как способ судебной защиты возможно при наличии общих условий гражданско-правовой ответственности за правонарушения: совершение лицом – причинителем вреда незаконных действий; наличие доказанных убытков и их размера; причинно-следственная связь между таковыми и незаконными действиями причинителя вреда; доказанность вины лица. Лицо, требующее взыскания задолженности, должно доказать наличие вышеперечисленного состава правонарушения, а также размер подлежащих возмещению убытков. Отсутствие одного из вышеназванных условий влечет за собой отказ суда в удовлетворении требований о возмещении вреда.

Упущенная выгода, неполученные доходы.

Более интересно обстоит процесс взыскания упущенной выгоды или неполученного дохода, который дополнительно регламентирован совместным Постановлениями Пленума Верховного Суда РФ N 6 и Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996, “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”. Так, высшие судебные инстанции указали, что размер упущенной выгоды должен определяться с учетом разумности затрат, которые истец должен был произвести в нормальных условиях. Например, в случае недопоставки товара, размер неполученного дохода должен определяться в соответствии со стоимостью реализации таких товаров в заключенных с покупателями договорах, за вычетом закупочной цены недопоставленного товара.

Представляется очень сложной задача доказать наличие убытков в виде недополученных доходов, в частности, в случае досрочного расторжения договора аренды арендодателем. Т.к. неоднократно принимал участие в таких процессах, могу утверждать, что, даже, когда вина арендодателя в незаконности его действий установлена, суды отказывают на том основании, что расчет взыскиваемых убытков не является обоснованным. Учитывая, что действующим законодательством не установлен порядок произведения расчетов упущенной выгоды, в таких арбитражных спорах истец является более слабой стороной и подготовка к такому процессу требует особых усилий юриста по арбитражным спорам.

При рассмотрении споров по взысканию убытков, истец праве заявить не только фактически понесенные расходы – реальный ущерб, но и расходы, которое юридическое или физическое лицо, чье право нарушено, должно будет понести . Размер будущих расходов должен быть основан на расчете, смете, калькуляции стоимости выполнения соответствующих работ, оказания услуг, поставки товаров и др.

Из указанного следует, что убытки являются одним из самых сложных видов взыскания денежных средств в суде. Больше всего арбитраж отказывает именно в таких исках по причине недоказанности истцом состава правонарушения. Взыскивая в арбитражном суде убытки организация должна доказать факт их причинения, их размер, вину причинившего их лица и связь между противоправными действиями причинителя вреда и наступившими убытками компании.

Критерии доказывания в делах о взыскании убытков: вопросы практического применения // Судебная практика в делах о взыскании убытков

Пример из практики: Общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании убытков от неисполнения кооперативом обязательств по строительству дома и передаче помещений в виде рыночной стоимости жилой площади согласно отчету по оценке.

В качестве обоснования истец ссылался на понесенные обществом расходы, подтвержденные имеющимися в деле платежными поручениями, а также вступившим в законную силу решением суда по иному арбитражному делу, согласно которому договор о внесении паевого вклада квалифицирован судом как договор купли-продажи будущей вещи.

Суд апелляционной инстанции, руководствуясь статьей 15, частями 1 и 2 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 61 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», признал недоказанными наступление причинно-следственной связи между противоправным деянием и наступившими неблагоприятными последствиями, а также вины ответчика в причинении убытков.

Читать еще:  Как открыть электронный кошелек киви

В связи с недоказанностью совокупности всех необходимых элементов для взыскания с ответчика убытков, Верховный Суд Российской Федерации в своем определении по делу № 308-ЭС18-2616 от 12 апреля 2018 г. констатировал, что если наступление причинно-следственных связей между противоправным деянием и наступившими неблагоприятными последствиями, а также вина ответчика в причинении убытков (т.е. совокупность всех необходимых элементов для взыскания с ответчика убытков) были признаны недоказанными, то требования о взыскании убытков не подлежат удовлетворению.

Взыскание убытков можно рассматривать как совокупность определенных действий, обеспечивающих компенсацию причиненного ущерба или приведшего к утрате возможной прибыли в результате ненадлежащего исполнения обязательств со стороны должника. Вместе с этим, взыскание убытков (как одна из форм гражданско-правовой ответственности) связано с исполнением (удовлетворением) заявленных требований, результатом которых является удовлетворение определенных интересов кредитора.

При этом, в первом случае взыскание убытков представляет собой идеальную аналитическую модель, одновременно существующую в трех общеправовых измерениях: теоретическом, судебно-практическом и, собственно, законодательном (*).

В рамках действующего законодательства непосредственные участники контрактных отношений сталкиваются с судебно-практической моделью взыскания убытков, направленной на разрешение конкретных спорных правоотношений в её практическом применении. Между тем, если исходить из системного анализа взыскания убытков, то в целях исследования судебной практики с точки зрения полученных в предусмотренном законом порядке сведений о фактах в соответствии с ч. 1 ст. 64 АПК РФ, имеет значение понятие взыскания убытков как совокупности определенных действий.

Наряду с этим, взыскание убытков выступает одной из форм гражданско-правовой ответственности, что формирует особые требования к сведениям, выступающими доказательствами: установление причинно-следственной связи, вины и т.д. (ст. 15 ГК РФ).

Таким образом, указанный круг обстоятельств, подлежащих установлению в рамках судебного процесса, анализируется в первую очередь, что не вызывает трудностей, поскольку в рамках требования о взыскании убытков и несения гражданско-правовой ответственности возможно рассматривать различные категории дел: возмещение экологического вреда, взыскание убытков, причиненного неисполнением договора и т.д.

Однако, в ходе анализа отдельных компонентов гражданско-правовой ответственности в делах о взыскании убытков в вопросе исчисления убытков было сделано предположение о том, что границы (в соответствии с которыми судом устанавливаются (1) сведения о фактах, свидетельствующие о наличии или отсутствии обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, либо (2) иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела при рассмотрении дел о взыскании убытков в целом) — весьма размыты.

Это означает, что отдельные категории дел в рамках взыскания убытков требуют установления не только различных сведений о фактах в зависимости от категории спора.

Иное допущение касается следующего немаловажного обстоятельства. Неоднократно, в ранних статьях на тему отдельных аспектов взыскания убытков, упоминались и некоторые правоприменительные факторы, способствующих возникновению данной практической проблемы:

(а) отсутствие критериев оценки разумной предвидимости в отечественном законодательстве и правоприменении, последствием которого является отсутствие анализа в мотивировочной части конкретного правоприменения .

(б) судебный акт, разрешающий спор о взыскании убытков, в свою очередь, не дает ответа о том, какими критериями «причины-и-следствия» руководствуется арбитражный судья.

(в) несмотря на то, что в законодательстве определены условия, при которых возможно уменьшение убытков в судебном порядке, оценка разумных мер, предпринятой виновной стороной, остается оценочным понятием.

(г) основная проблема исчисления размера убытков состоит не в «слишком абстрактных» формулах для расчета убытков, а именно в доказуемости их компонентов в непосредственной спорной ситуации о возмещении убытков, и т.д.

Указанные обстоятельства способствуют возникновению такой ситуации, при которой стороны, в том числе на стадии подачи иска о взыскании убытков в арбитражный суд, не обеспечиваются четкими стандартами доказывания обстоятельств, вследствие которых возникла потребность в взыскании убытков, или стандартами опровержения указанных обстоятельств. При таких равных условиях на стадии обжалования та или иная сторона вправе сослаться на основания для отмены или изменения судебного акта, изложенные в ч. 1 ст. 270 АПК РФ.

Неопределенность standard of proof при взыскании убытков: системное явление или исключение?

Пример из практики: В определении Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации по делу № 304-ЭС17-22233 в деле о взыскании убытков Обществу было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

При рассмотрении этого дела суд исследовал основания для гражданско-правовой ответственности, однако отметил, что помимо этого значение для рассмотрения дела является также оценка доводам ответчика о недостоверности документов, представленных в подтверждение расчетов инвестора с подрядчиком за выполненные работы по строительству объектов, в отношении которых ответчиком заявлялось ходатайство о проведении технической экспертизы; при признании недостоверными результатов судебной экспертизы судами не дана оценка отчету экспертной организации, а также доводам ответчика о неправильном определении оценщиком объекта оценки.

Таким образом, при рассмотрении дел о взыскании убытков суд может требовать исследования дополнительного (вспомогательного) пула обстоятельств дела. Вместе с этим, возникает закономерный вопрос: как исследование дополнительного пула доказательств может повлиять на исход дела?

Зачастую практикующие юристы сталкиваются с тем, что судебная практика может приобретать функциональное значение – правоприменительного восполнения действующего законодательства. Такая особенность свойственна судебной практике в условиях или неопределенности законодательной нормы, или в случае возникновения коллизионной ситуации.

Формирование правовой позиции с точки зрения предоставления в процесс сведений о фактах, свидетельствующих о наличии или отсутствии обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц в делах о взыскании убытков, подчиняется вроде бы однозначным правилам.

Общеизвестно, что гражданским законодательством и разъясняющими постановлениями суда о взыскании убытков на стороны возлагается бремя доказывания в случаях и в зависимости от их процессуального положения. При этом, оценка доказательств участников процесса осуществляется судом на основании «внутреннего убеждения»(**).

Тем не менее, в ряде судебных случаев, арбитражный суд приходил к выводу о том, что если в законодательстве о взыскании убытков понятие является оценочным, то суд вправе дать оценку критерию на основании своего внутреннего убеждения, учитывая обстоятельства каждого конкретного дела и оценив доводы ответчика (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 13 февраля 2015 г. N Ф09-9933/14 по делу N А50-11658/2014, Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 31.01.2017 N Ф01-6181/2016, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 2 сентября 2014 г. N Ф09-5696/14 по делу N А76-25964/2013).

Между тем, «внутреннее убеждение» выносится за скобки при пересмотре. Тогда, если рассматривать представленные сторонами доказательства с точки зрения апелляционной инстанции, то согласно п. 1,2,4 ч.1, ч.3 ст. 270 АПК РФ значительную роль при рассмотрении дела о возмещении убытков могут играть процессуальные нарушения, допущенные в рамках процесса.

На уровне первой инстанции такую важную роль играют, в том числе и меры, предпринимаемые судом для недопущения таких правоприменительных нарушений в рамках текущего процесса. В связи с этим и руководствуясь, например, ч.2 ст. 136 АПК РФ (определение судом достаточности представленных доказательств), чтобы решение было правосудным, суд первой инстанции обязан:

(а) выяснить круг обстоятельств, имеющих значение для дела,

(б) установить и оценить доказанность имеющих значение для дела обстоятельства

(в) правильно применить процессуальные нормы права.

Итак, помимо фактических обстоятельств, подлежащих доказыванию в рамках гражданско-правовой ответственности за причинение убытков, судебная практика обращает внимание и на возможность возникновения правоприменительных нарушений, не позволивших выяснить круг обстоятельств при рассмотрении дела в первой инстанции.

Возможен ли при заданных условиях ответ на «главный вопрос» исследования доказательств «и всего такого»?

Пример из практики:

При взыскании убытков суд связывает срок исковой давности с правоотношениями, возникшими между сторонами спора.

(а) Компания обратилась в суд с иском к заводу о взыскании убытков, связанных с ненадлежащим ремонтом вагона по договору на выполнение работ по ремонту деталей, узлов, колесных пар грузовых вагонов. Ответчик обжаловал судебные акты в связи с нарушением срока исковой давности.

Верховный Суд Российской Федерации постановил в своем определении по делу № 301-ЭС17-13765, что вывод судов об исчислении срока исковой давности с момента вручения претензии является ошибочным, так как пункт 3статьи 725 ГК РФ, не определяя обязательную форму заявления о недостатках, не связывает начало течения срока исковой давности с моментом направления или вручения претензии заказчика подрядчику об оплате понесенных расходов. Иное приведёт к тому, что истец будет обладать возможностью произвольно изменять момент начала исчисления срока исковой давности своим односторонним действием, выбирая момент оплаты понесенных расходов и (или) направления соответствующей претензии.

(б) В Определении по делу № 301-ЭС15-11759 Верховный Суд Российской Федерации постановил, что перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления (статья 201 ГК РФ). В связи с этим срок исковой давности для страховщика, выплатившего страховое возмещение, также исчисляется с момента наступления страхового случая.

Несомненным преимуществом common law при рассмотрении дел о взыскании убытков является высокий уровень систематизации и анализа судебных актов, принимаемых в результате исследования практических кейсов, что позволяет их обобщение и практическое применение в дальнейшем.

В связи с этим, проблема стандартов доказывания в делах о взыскании убытков в англосаксонском праве состоит, скорее, в необходимости приведения возникающих практических кейсов к известной степени дальнейшего практического применения и унификации судебных решений по типичным случаям.

Однако, при всех частных случаях доказывания в англосаксонском праве мы имеем дело с рядом рационализирующих тестов, способствующих объективизации сведений, предоставленных сторонами, балансом возможностей.

При этом, очевидно, что исходной точкой судебного решения в отечественном законодательстве является «внутреннее убеждение» арбитражного суда. Рассмотренные выше примеры из судебной практики могут свидетельствовать лишь о том, что правоприменительные барьеры ч. 1 ст. 270 АПК РФ или п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК РФ могут быть основаниями для отмены решения или же нового рассмотрения дела.

Вместе с этим, границы «внутреннего убеждения» очерчены неким балансом между оценочным мнением и законодательными требованиями. В свою очередь, последние приобретают черты «стандарта доказывания», хотя акценты отечественного и англосаксонского подхода к доказыванию – очевидны.

*Теоретическая модель во многом отображает компиляцию из общетеоретических правовых понятий, логически взаимосвязанных и описывающих сущность понятия возмещения ущерба: компоненты гражданско-правовой ответственности, расчет убытков, установление вины, и т.д., позволяющих экстраполировать её на различные правовые системы.

Законодательная модель обуславливается в большей мере правовой системой и иными факторами, формирующими элементы научно-мировоззренческих подходов к понятийному определению компонентов гражданско-правовой ответственности.

** Сергей Будылин. Внутреннее убеждение или баланс вероятностей? Стандарты доказывания в России и за рубежом // Вестник экономического правосудия РФ. 2014. №03

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector